Previous Entry Share Next Entry
IV. КОМБИНАТОР МЕДИНСКИЙ: ДИССЕРТАЦИЯ-Я-Я
kommentator2013
И еще немного о тексте диссертации

Было бы несправедливо оставить читателя совсем без представления о том, сам ли Мединский писал текст диссертации или там сплошной плагиат. А вот здесь министр-комбинатор (может быть, даже вместе с теми, кто помогал ему править не только автореферат, но и саму диссертацию) постарался, ее текст не представляет собой грубого плагиата. Но неужели это сегодня надо считать единственным достоинством докторской диссертации?
Уровень владения методологией изучения текстов записок иностранцев XV-XVII веков справедливо назван Алексеем Лобиным «пещерным», здесь ни убавить, ни прибавить. Кстати, сходный стиль аргументации продемонстрировали и обрушившиеся на него с ответной бранью «защитники» Мединского в лице бывшего директора Института российской истории РАН А.Н.Сахарова, второго оппонента В.М. Лаврова и других.

    Метод работы В.Р. Мединского с трудами предшественников прост – это продолжение комбинаторских упражнений по присвоению чужих исследований, о которых рассказывается косноязычным языком диссертанта. Как журналист, В.Р. Мединский все сделал, как учили. Взял чужие исследовательские разыскания, пересказал их, кое-где переставил слова, добавил собственные суждения.

Сравним, например, великолепный текст Е.Ч. Скржинской, исследователя и публикатора текстов венецианцев Иосафата Барбаро и Амброджо Контарини, с тем, как о том же самом на основе ее текста пишет В.Р.Мединский:

«3. Биография Иосафата Барбаро.
В первый день декабря 1431 г. Франческина, вдова знатного венецианца Антония Барбаро, привела своего сына Иосафата во дворец дожей, чтобы внести его имя в списки юношей, допущенных к процедуре «золотой баллоты» (ad ballotam aureatam, alla balla d’oro). Так назывался способ выборов (electio) в члены Большого Совета Венецианской Республики небольшой группы (не более 30 человек) сыновей венецианской знати, достигших 18 лет…»
Барбаро и Конатрино о России. К истории итало-русских связей в XV в. / Вступ.ст., подг.текста, перев. и комм. Е.Ч. Скржинской. Л., «Наука». 1971. С.64.

А теперь изложение В.Р. Мединского:

«Собирая данные о И. Барбаро, Е.Ч. Скржинская обнаружила в итальянских архивах документ о том, что в 1431 году его мать, вдова Франческа, привела сына во дворец дожей для включения его имени в число лиц, допускаемых до выборов в члены Большого Совета Венецианской республики. Обычно их было не более 30 – граждан из лучших фамилий города и достигших возраста 18 лет…».
С. 77 диссертации В.Р. Мединского.

И так на основе работы Е.Ч. Скржинской собираются в дальнейшем оба биографических портрета - и Барбаро, и Контарини. Но ведь это уровень студенческого реферата, а не докторской диссертации!

Все, что автор диссертации знает о биографиях иностранцев, писавших о России, и публикациях их трудов, взято по преимуществу из таких вот монографических исследований памятников. Только самих источников, и работ о них, в том числе в зарубежной историографии, значительно больше, чем это представляется Мединскому. А диссертация пишется в стране, обладающей богатейшим, но никак не использованным, собранием «Rossica» в Национальной библиотеке России.

Далее «изучается» печатный текст самого источника, при этом Мединского не интересуют проблемы бытования рукописей записок иностранцев, достоверности переводов. Иногда он даже предпочитает текст перевода XIX века современным изданиям! Различить, где академическое издание памятника, а где популярное, будущий доктор исторических наук оказался не в состоянии, сверки с разными публикациями на всех других языках, кроме русского, не проводил.

Рассказ об обстоятельствах появления записок иностранцев для В.Р. Мединского - только вспомогательная часть работы, подготавливающая читателя к главному и, несомненно, оригинальному достижению В.Р. Мединского (в смысле экстравагантности). С серьезным видом разоблачать фальсификации, обижавшие русских царей, может только очень большой чудак. Диссертанту всюду мерещится вредный для России пиар, и он пытается убедить себя и других в том, что защищает прошлое России, как будто нападения происходят прямо сегодня.

Приведем немного примеров из работы В.Р.Мединского, чтобы было понятнее, что новизной в этом труде являются только «фобии» диссертанта, априорно обвиняющего всех иностранцев, писавших о России, во лжи.

Ни в каких комментариях они не нуждаются, а степень предвзятости «анализа» В.Р.Мединского просто зашкаливает:


Сигизмунд Герберштейн (XVI век)
«для австрийца показалось бахвальством утверждение русских людей о том, что Рюрик с братьями вели свой род от римского императора Августа» (с.183)
«несомненно, австрийский дипломат умышленно стремился принизить заслуги русских князей…» (с. 185)

Генрих Штаден (XVI век)
«Абсолютно несведущим показал себя Штаден и в вопросе об управлении Казанским и Астраханским ханствами» (С.271)
«Автор «Записок», называя имена конкретных должностных лиц, буквально всех обвинял в служебных злоупотреблениях, казнокрадстве, мздоимстве и прочем. Но при этом он не привел ни одного конкретного примера злоупотребления ими власть. Это заставляет усомниться в достоверности его данных» (с.276).

Джильс Флетчер (XVI век)
«Учитывая большое количество ошибок в сочинении Флетчера, вряд ли можно доверять его сведениям о русских государях» (с. 310)
«Таким образом, совершенно очевидно, что сочинение английского дипломата было злобной клеветой на Русское государство, его правителей и народ» (с.323)

Джером Горсей (XVI век)
«Как видим, целый ряд фактов Горсей перепутал и исказил» (с. 330)

Иоанн Корб (XVII век)
«Не избежал дипломат и склонности всех иностранцев к выдумке всевозможных небылиц про русских людей» (с.435)

Приведенные иллюстрации не являются вырванными из контекста фразами, а стилистически заполняют все исследование. Под стать этим «наблюдениям» и выводы в заключении к диссертации (см. с. 438), которым изложим целиком и по порядку (всего у В.Р.Мединского пять пунктов).

Первым и главный вывод может сразу ошарашить читателя своей «новизной»:

«Как доказывает проведенное исследование, сочинения иностранцев не являются объективными свидетельствами очевидцев и современников описываемого».

Браво, господин-очевидность-2! И что, для доказательства отсутствия «объективности» у авторских сочинений и писалась докторская диссертация?

Второй пункт – под стать первому:

«Сочинения иностранцев не являются индивидуальными памятниками, а представляют собой единый, взаимосвязанный комплекс. Поэтому изучение каждого произведения изолированно от других является методологической ошибкой и приводит к неверным выводам относительно достоверности сообщенной в нем информации и их ценности как исторических источников».

Вот она методология – нет у вас венецианцев, австрийцев, англичан и французов, всяких католиков с протестантами никакой индивидуальности и все тут! И языка своего нет. Непреложный «мединский» факт.

Ну и еще третий вывод:

«При выяснении обстоятельств создания того или иного сочинения иностранцем удалось доказать , что практически все авторы, писавшие о России, выполняли заказ тех или иных политических кругов».

Все иностранцы из одной банды, а заговор раскрыл диссертант В.Р.Мединский!

4-й пункт. В.Р.Мединский считает своим открытием, что иностранцы, писавшие о России, читали сочинения друг друга («активно пользовались сочинениями предшественников» в обвинительной стилистике диссертанта). См.комментарий к первому выводу.

И последний, пятый пункт из выводов Мединского:

«Оказалось, что наиболее активно иностранные авторы заимствовали друг у друга негативную информацию о русских людях… Наиболее характерным примером является история «черного мифа» о пьянстве».

Хочется вступиться за ни в чем не повинного путешественника Амброджо Контарини, которому приписано создание мифа о пьянстве и ответить диссертанту Мединскому теми же словами, которыми он охарактеризовал этого венецианца в заключении к своей диссертации (с.439):

«Будучи человеком заносчивым, обидчивым и чванливым, во всех… он отмечал только отрицательные явления. К тому же он не любил спиртные напитки, поэтому порицал любые застолья с их употреблением». 

Здесь, кажется, в докторской диссертации Мединского, уже какой-то Зощенко начинается… «К тому же он не любил спиртные напитки…»

Все эти поиски врагов, конечно, были бы смешны, если бы не превращались потом в «руководящие указания».

В заключении к диссертации мы видим Мединского во всей уродливой «красе» бюрократа, еще до защиты диссертации осознавшего себя руководителем историков, извлекающим «уроки» и раздающим свои любимые «научно-практические» рекомендации о том, как изучать историю. Бюрократический волапюк и руководящие «указания» щедро сыплются и дальше:  «в этой связи представляется целесообразным поддержать практику проведения…», «в средствах массовой информации следует целенаправленно освещать…» и т.п.

Апофеозом является требование после знакомства с сочинениями иностранцев о РоссииXV-XVII веков «создания отвечающей требованиям наших дней научно обоснованной государственной политики по формированию исторического сознания российских граждан»!

Козьма Прутков с «введением единомыслия в России» отдыхает!


Вместо эпилога

Завершая разговор о Мединском, историк – это не тот, кто в перерыве между думскими заседаниями и выступлениями в партийных клубах несколько раз сходил в архив и скомпилировал работу в 450 страниц, потом «разбросал» ее текст в виде статей в двух журналах (не дотянув при этом даже до требуемых ВАКом десяти публикаций). Никому, кроме бессовестных комбинаторов, не придет в голову включать в список трудов несуществующие статьи и целые книги (пять штук). Настоящий ученый первый будет заинтересован в распространении своих идей среди коллег-специалистов по теме, рассчитывая на обмен идеями, а не на обман. Тот, кто озабочен исключительно собственной персоной, делает все для само-пиара и построения карьеры. Занятия наукой для них исключительно средство, а не цель. А цели эти всегда такие, что оправдывать их надо, живя в ежедневной лжи.

   А теперь, господа настоящие историки из недавно созданных исторических и военно-исторических обществ, где повсюду заседает или даже председательствует В.Р.Мединский. Как долго будут еще торжествовать диссертационный комбинатор, присвоивший себе право говорить от имени всего исторического цеха?

Нет ответа…

Н-да. Грустно это, что такие мерзавцы министрами культуры становятся...

Одно замечание. Здесь: "Сочинения иностранцев не являются индивидуальными памятниками, а представляют собой единый, взаимосвязанный комплекс. Поэтому изучение каждого произведения изолированно от других является методологической ошибкой и приводит к неверным выводам относительно достоверности сообщенной в нем информации и их ценности как исторических источников" -, имелось в виду, что данные одного автора не могут рассматриваться как достоверный исторический источник (в силу сильной "субъективности" позиции источника), и все источники того времени необходимо анализировать в совокупности. Я как-то не вижу, почему у Вас вот такой вывод возник: "Вот она методология – нет у вас венецианцев, австрийцев, англичан и французов, всяких католиков с протестантами никакой индивидуальности и все тут! И языка своего нет. Непреложный «мединский» факт."... Другой вопрос - это то, что любому историку и так очевидно, что нужно анализировать все источники в совокупности, учитывая конкретные условия, которые могли повлиять на мнение авторов. Так что очень странно что-то подобное в выходах докторской диссертации читать! :)

"имелось в виду, что данные одного автора не могут рассматриваться как достоверный исторический источник (в силу сильной "субъективности" позиции источника), и все источники того времени необходимо анализировать в совокупности."
Автор чётко дал понять, что не надо рассматривать в совокупности все источники того времени, тезис является цельным и несколько не вырванным. Автор чётко даёт понять, что именно источники о России (судя по всему, вне зависимости от времени написания) нельзя рассматривать изолированно - без сравнения с другими свидетельствами о России ( опять же, судя по всему, вне зависимости от времени написания). Об это совершенно чётко можно судить по тому, что Мединский нигде не занимается источниковедением как оно известно даже магистрам ист. факультетов, отказывается изучать первоисточник в оригинале(не говоря уже о языке оригинала(, и вовсе нисколько не занимается привлечением косвенных, либо второстепенных источников в своей работе. Удивительно, что соискатель доктроской по истории, в принципе не знаком с принципами источниковедения. Однако, при ознакомлении с подходом к изложению материала источников удивление абсолютно пропадает. Эта позиция не вызывает каких-либо восторгов либо ужаса, если быть знакомым с деятельностью определённой группы населения РФ. Эти люди откровенно глупы и пытаются заявлять о вещах известных третьекурснику как о невероятном открытии принадлежащем именно им, при этом переиначив, это знание -открытие, под свои цели.

Давно хотел почитать про "диссертации" Мединского

ain92

2013-06-11 12:50 pm (UTC)

Спасибо за подробный разбор, хотя мне он показался несколько затянутым. ИМХО, двух постов (политология+история) было бы достаточно.

Благодарю за столько подобный разбор. Давно интересуюсь деятельностью этого человека. Не могли бы вы ответить на вопрос:«Сочинения иностранцев не являются индивидуальными памятниками, а представляют собой единый, взаимосвязанный комплекс. Поэтому изучение каждого произведения изолированно от других является методологической ошибкой и приводит к неверным выводам относительно достоверности сообщенной в нем информации и их ценности как исторических источников» - вот этот перл из какой работы взят? Я всё больше задумываюсь как бы не повесить это изречение рядом с утверждениями типа: "Русскому историку знания иностранных языков вредно!" или перла от Нарочницкой: "Мемуары и дневники не являются историческими источниками!"...
С уважением.

А о диссертации(ях) Нарочницкой было небезынтересно прочесть. И еще о Дугине, который одновременно доктор-социолог и политолог. Ругань по поводу их диссеров в Сети встречается, но текстуального анализа вроде бы никто не проводил.

Edited at 2013-07-29 01:51 am (UTC)

позорик...но министерству ничего не даст-разве в мединском дело...робяты..!дело в его функции...др.поставят-функция не поменяется...

5 несуществующих монографий??? Мама дорогая!!! Новый миф о русском народе: "А ещё они километрами подделывают библиографию".

С этими монографиями надо все-таки повнимательней разобраться. Одного интернета недостаточно (интернет-каталоги неполны, это известно), надо ножками сходить хотя бы в 6 основных федеральных б-к (РГБ, РНБ, ГПИБ, ГПОБ, ИНИОН, Президентскую), куда поступают обязательные экземпляры, а также запросить Книжную палату, которая рассылает обязательные экз. и оставляет себе резерв. И проверять не только по бумажным и электронным каталогам в б-ке, но и заказывая каждую книжку в каждой б-ке без шифра. И вот если этих монографий таки не окажется, то после этого можно будет с уверенностью утверждать, что монографий не было или они были изданы неформально и не могут считаться публикациями по теме диссера (как и три фальшивые публикации в журналах). И это, кстати, уже основание для отмены результатов защиты - 3-х лет еще не прошло (не проследила, приняли ли уже новый регламент ВАКа - там вообще 10-летний срок).

А все наблюдения вокруг содержания и дружеской возни вокруг говнозащиты и говнокарьеры г-на Министра - в пользу бедных: такие люди пощечину называют просто шлепком (как и их покровители)

Интернет-каталоги неполны, известно. Но когда в каталогах ВСЕХ библиотек отсутствует одна и та же книга - согласитесь, таких совпадений не бывает.
ЗЫ: я автор диссертации и опубликованных статей, ни разу не испытывала проблем с нахождением своих работ в каталогах библиотек через Интернет (и в РИНЦ). Где-нибудь да находится. Не отражены могут быть только мелкие рецензии и публикации в ненаучных изданиях.

Да у меня нет сомнений ни в мерзотности Мудинского, ни в отрицательных качествах его диссертации. Просто если подкапываться, то с ж/б документами в руках, а не с мнениями.

А что, существуют документы, удостоверяющие ОТСУТСТВИЕ литературы в библиотеке?

Вообще-то да. Первичным таким документом является невыполненное требование с резолюцией дежурного библиографа или работника хранения "В библиотеке отсутствует / не значится" и штампиком. Но в принципе можно запросить и соотв. справку (раньше, например такое требовалось от студентов, что бы дать направление в другую библиотеку (например, нет в Горьковке, тогда запишут в Ленинку). Тут одна сложность: большинство федеральных б-к в подчинении у того самого Мединского, трусить библиотечный народ будет и волокитить (т.е. требование-то подпишут, а вот справку дать сдрейфят).

Ну, если начать доставать их по форме ("умру без книжки Мединского, если она есть - дайте в руки, а если нет, то закажите по МБА"), то, думаю, они будут вынуждены дать справку.

Или найти симпатичного начальника среднего звена. Ведь библиотекари мудинского ох как не любят - оптимизация и у них идет.

You are viewing kommentator2013