kommentator2013 (kommentator2013) wrote,
kommentator2013
kommentator2013

ГУБЕРНАТОР – ПЛАГИАТОР. Ч. 2

СОДЕРЖАНИЕ первых страниц диссертации О.И.Ковалева показывает, что там, буквально с первого предложения торжествует все тот же, любимый плагиаторами всех мастей, принцип «копи-паста».

«Во всех конституциях мира закреплению статуса парламента отводится значительное место», - таков торжественный зачин О.И. Ковалева. Но ровно те же самые слова читаются в книге: Саидов А.Х. Национальные парламенты мира. Энциклопедический справочник. М., 2005. С. 5.
Введение кандидатской диссертации О.И.Ковалева состоит всего из семи страниц (с.3-9). Их содержание больше похоже на отсутствующий в главных библиотеках страны «Автореферат», но и в этом случае таких страниц должно было быть порядка 24-х (учитывая стандартный, полуторный интервал при распечатке).
Однако с 10 страницы идет уже основной текст кандидатской диссертации О.И.Ковалева, где начинается:
Глава I. Развитие, содержание и правовая сущность регламента Государственной Думы
1. Регламентация законодательной деятельности Парламента России как основная функция Регламента.
Проанализируем этот ПЕРВЫЙ ПАРАГРАФ диссертации, написанной в 2006 году главой думского комитета по регламенту, под научным руководством начальника правового управления Думы:

C.10 Первое предложение в параграфе списано с правкой из:
Парламентское право России - Коллектив авторов 1999
Законодательная функция Федерального Собрания. Законодательная функция парламента— наиболее важная и объемная по своему значению и содержанию.

С.12 Переписано, с внесением собственной правки:
Гранкин И.В. Парламент России. - М., 1999. – 223 с.
В начале абзаца добавлены слова: «Так Председатель Государственной Думы 3 созыва Г.Н.Селезнев считает, что законодательный процесс – это...
Под законотворчеством понимается совокупность последовательных действий уполномоченных органов и лиц по разработке и рассмотрению законопроектов, принятию и введению в действие законов, устанавливающих новые правовые нормы, изменяющих действующие или отменяющих устаревшие предписаниях.
Следует отметить, что это не единственное определение законодательного процесса. В.Д. Горобец считает, что этот процесс — само содержание работы парламента, практическая реализация, олицетворение осуществления законодательной деятельности Федерального Собрания

С.14-15 дословно взято из статьи А.Н. Кокотова:
Кокотов А.Н. Федеральный законодательный процесс: понятие и структура // Правоведение. 2001. № 1.
Законодательный процесс делится на несколько стадий. Разделение его на стадии требует предварительного решения вопроса о критериях названного разделения.
Таковыми, на наш взгляд, являются три основных критерия. Первый - выделение в
законодательном процессе последовательного ряда частных целей, без достижения
которых невозможен и конечный результат – введение в действие нового закона или отказ
от его принятия. Второй - переход законопроекта (закона) от одних участников процесса к
другим и (или) изменение режима работы с законопроектом (законом). Третий -
оформление перехода законопроекта (закона) от одного участника законодательного
процесса к другому и (или) изменения режима работы с законопроектом (законом)
соответствующими процессуальными решениями.
Исходя из данных критериев, в федеральном законодательном процессе можно
выделить следующие стадии: 1) законодательную инициативу; 2) принятие решения о
первичном движении законопроекта в Государственной Думе; 3) предварительное
рассмотрение законопроекта в рабочих органах Государственной Думы; 4) пленарное
рассмотрение законопроекта Государственной Думой; 5) направление Государственной
Думой принятого ею закона в Совет Федерации;

С.17-18 дословно взято из:
Булаков О.Н. Парламентское право Российской Федерации. Ростов-на-Дону: Феникс, 2004. – 736 с.
Процесс законотворчества осуществляется с применением всей системы общенаучных методов, таких как: анализ, синтез, аналогия, сравнение, моделирование, метода индукции и дедукции и т.д. Развивая данную мысль, профессор Ю.А. Тихомиров выделяет три группы специальных приемов и способов, в частности:
1) приемы, способы членения текста нормативного акта на структурные единицы: части, разделы, главы, статьи, пункты и абзацы;
2) приемы выделения связей между нормативными предписаниями закона (отсылки, примечания, приложения);
3) приемы закрепления связей между проектируемыми и действующими нормами права (отсылочные и бланкетные предписания, либо предписания, признающие конкретный закон полностью или частично утратившим силу).*
* Законодательная техника: Научно-практическое пособие. М., 2000. С. 40.

С. 18-20 взято дословно, без кавычек, ссылок на источник и указания на авторский вклад:
Комментарий к отдельным статьям Регламента Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации (Москва, 2003)
Ответственные редакторы (они же названы и в авторском коллективе):
Г.П.Ивлиев - начальник Правового управления Аппарата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, кандидат юридических наук, доцент;
О.И.Ковалев - председатель Комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по Регламенту и организации работы Государственной Думы
Из аннотации:
Предлагаемый постатейный Комментарий к отдельным статьям Регламента Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации подготовлен специалистами Правового управления Аппарата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации и является одним из первых комментариев к этому важному правовому акту.
Законопроект должен иметь наименование, которое в краткой форме определяет предмет его законодательного регулирования. Наименование законопроекта о внесении изменений и (или) дополнений в соответствующие законы должно точно отражать содержание этого законопроекта.
Основной структурной единицей законопроекта является статья, которая имеет номер, обозначаемый арабской цифрой, содержание и может иметь наименование, соответствующее содержанию излагаемых в статье норм. Статья может иметь части или пункты и подпункты. Части статей нумеруются арабскими цифрами. Пункты и подпункты статей нумеруются арабскими цифрами, причем пункты нумеруются арабскими цифрами со скобкой, а подпункты - буквой со скобкой. Статьи законопроекта могут быть объединены в главы, нумеруемые арабскими цифрами и имеющие наименование, соответствующее содержанию излагаемых в главах норм. Главы могут быть объединены в разделы, нумеруемые римскими цифрами и имеющие наименование, соответствующее содержанию излагаемых в разделах норм. Разделы могут быть объединены в части, имеющие нумерацию (например - Часть первая, Часть вторая). Нумерация статей, глав, разделов и других структурных единиц законопроекта должна быть сквозной.
Законопроекты о внесении изменений и (или) дополнений в соответствующие законы должны состоять из статей, пунктов и подпунктов статей, при этом статьи не имеют наименования. Внесением изменений следует считать: замену слов (цифр); исключение слов, предложений или абзацев; новую редакцию структурной единицы закона; пересчет частей статьи закона; приостановление действия; продление действия. Внесением дополнений следует считать: дополнение структурной единицы статьи закона новыми словами (цифрами); дополнение структурных единиц закона. Изменения и (или) дополнения всегда вносятся только в основной акт. Вносить изменения и (или) дополнения в основной акт путем внесения изменений и (или) дополнений в акт, его изменяющий и (или) дополняющий, недопустимо. Изменения и (или) дополнения в обобщенной форме (в том числе замена понятий и терминов "по тексту") не допускаются.
Для устранения множественности норм законодательства по одним и тем же вопросам и упорядочения правового регулирования, субъекту права законодательной инициативы при работе над законопроектом, который вносится данным субъектом в Государственную Думу, следует готовить предложения по приведению действующих актов федерального законодательства в соответствие с вновь принимаемым законодательным актом. Такие предложения готовятся в виде перечня актов федерального законодательства, подлежащих признанию утратившими силу, приостановлению, изменению, дополнению или принятию в связи с принятием данного закона (далее - перечень). В законодательной практике положения о признании законодательных актов утратившими силу, их приостановлении, изменении, дополнении в связи с принятием нового законодательного акта могут оформляться и приниматься в виде отдельного соответствующего закона. В законодательной практике нередки также случаи, когда эти положения включаются в текст вновь принимаемого законодательного акта в виде его отдельных соответствующих норм. Перечень должен быть юридически обоснованным и исчерпывающе полным с тем, чтобы не был упущен ни один акт, противоречащий новому акту, в связи с которым составляется перечень, и чтобы не был включен для признания утратившим силу ни один акт или его часть, сохраняющие свое значение. В перечень в виде самостоятельных пунктов должны включаться как основной акт, так и акты, которыми в его текст были внесены изменения и дополнения. В случае неоднократного изменения редакции какого-либо акта (либо его структурной единицы), в перечень включаются в виде самостоятельных пунктов все пункты об этом, в том числе и промежуточные, изменявшие редакцию. Акты, содержащиеся в перечне, располагаются в хронологическом порядке по дате их подписания и могут иметь порядковую нумерацию. В пределах одной и той же даты подписания акты располагаются в соответствии с их регистрационными номерами. При включении каждого акта в перечень должны быть приведены его данные и реквизиты, необходимые для однозначного понимания вносимых изменений. При оформлении актов в перечне обязательно указываются вид акта, дата подписания акта, его регистрационный номер, наименование, а также источник его официального опубликования. Включению в перечень для признания утратившими силу подлежат не только акты, которые действовали до принятия нового акта, но также акты по данному вопросу, которые фактически ранее утратили силу, либо поглощены последующими актами, однако не были признаны утратившими силу в установленном порядке. В перечень не включаются акты (нормы) временного характера, срок действия которых истек.

С. 21 -23 взято дословно из статьи А.А.Деревнина:
Деревнин А. А. Правотворческая техника в Российской  Федерации //Академический юридический журнал. 2000. № 2 (2). С. 9 – 12
На федеральном уровне, к сожалению, пока нет законодательного акта, в котором закреплялись бы правила правотворческой техники. Имеются только авторские проекты Федерального закона "О нормативных правовых актах Российской Федерации", в которых формулируются такие правила 2  . Однако отдельные регионы России, опережая федеральный центр, уже приняли акты такого рода. Правда, следует признать, что внимание в них правотворческой технике уделяется явно недостаточное (как впрочем и в проектах соответствующего федерального закона).
Среди действующих законов субъектов Российской Федерации о нормативных правовых актах детальнее всего требования к оформлению нормативных правовых актов излагаются, пожалуй, в Законе Иркутской области "О законах и иных областных нормативных правовых актах" 3  . Статья 24 этого закона ("Основные правила законодательной техники") содержит в себе правила оформления областных законов. Касаются эти правила главным образом языка областных законов и их структуры. Причем нужно заметить, что излагаются они в довольно абстрактной форме, а поэтому требуется их конкретизация. Тем не менее их наличие в законе и в таком виде оказывает определенное влияние на техническое состояние издаваемых в Иркутской области законодательных актов. С.21 диссертации Ковалева
В Законе "О нормативных правовых актах Тверской области" 4  тоже предпринимается попытка сформулировать правила законодательной техники (п. 2 ст. 14). Однако эти правила (правильный выбор формы акта; логичная его структура; строгое использование юридических понятий, терминов; наличие обязательных реквизитов акта) настолько абстрактны, что вряд ли могут оказать существенную помощь при составлении текстов нормативных правовых актов. Таким образом, в данном законе, по сути дела, лишь декларируется то, что принятые нормативные правовые акты должны отвечать правилам законодательной техники.
Еще меньше внимания уделяется правотворческой технике в Законе "О нормативных правовых актах Республики Саха (Якутия)" 5  . В нем вообще нет специальных норм, содержащих правила законодательной техники, а только есть указание на то, в каких формах могут приниматься нормативные правовые акты (ч. 2 ст. 1).
Представляется, что в законодательстве каждого субъекта Российской Федерации должен быть закреплен исходящий от законодателя свод правил правотворческой техники. Причем нужно стремиться к унификации этих правил в разных регионах. Поэтому можно только приветствовать попытки выработки проекта модельного закона "О нормативных правовых актах субъекта Российской Федерации" 6  , а также осуществляемую в последнее время специалистами в данной области разработку методики оформления нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации 7  . Было бы хорошо, {Ковалев «честно» вставляет, как отмечает А.А.Деревнин}если бы предпринимаемые в этом направлении усилия завершились подготовкой добротного текста модельного закона "О нормативных правовых актах субъекта Российской Федерации", который бы приобрел силу официального документа. Это, несомненно, способствовало бы преодолению противоречий, существующих сейчас между правовыми системами разных субъектов Российской Федерации.

РЕГЛАМЕНТ, ОДНАКО!
Если  у кого-то есть желание защищать методы работы губернатора-плагиатора из «Единой России» и его «научного руководителя» - «статс-секретаря», пожалуйста, сначала пройдите в читальный зал диссертаций РГБ. Приведенных  заимствований в, якобы, «монографическом исследовании» кандидата юридических наук О.И.Ковалева вполне достаточно для понимания того, что никакой диссертации там не было.
Мотивы деятельности Совета и экспертов ВАК, «пропустивших» диссертацию, тоже очевидны, они связаны со статусом диссертанта, но к науке это не имеет никакого отношения.
Здесь можно было бы поставить точку, если бы не нарастающее бесстыдство «товарищей ученых» из «Единой России», которые возомнили, что, со своим сомнительным научным багажом, вправе решать судьбы всего образования и культуры, уничтожать целые научные институты, сливать и разливать университеты, насаждая в ректорский корпус себе подобных обманщиков, защищавших «липовые» диссертации.

Этот «Почетный Академик» самопровозглашенной Международной Академии Культуры и Искусства
лучше бы за своим подопечным, плагиатором О.И.Ковалевым смотрел в свое время, чем поучать целый Государственный институт искусствознания…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment